28 февраля 2018 г. 15:44 Просмотров: 37284

Миф эволюции Дарвина, ч.3

Отчеты об ископаемых опровергают Дарвина!

С именем Аллаха, хвала Ему! Мир и благословение посланнику Аллаха, а затем…

Еще одним важнейшим доказательством эволюции Дарвина являются отчёты об ископаемых. Поскольку теория вращается вокруг происхождения, которое постепенно сопровождалось модификацией, и вокруг того, что самые ранние формы жизни меняются постепенно и поэтапно, то, следовательно, лучший способ проследить эти изменения — изучить отчеты об ископаемых, которые существуют на Земле. Конечно, если теория верна, то отчёты об ископаемых должны изобиловать свидетельствами существования различных форм жизни, которые мутировали и постепенно стали различными видами животных. Мы также должны увидеть несколько мутировавших животных, которые вымерли, и их более сильных преемников.

Дарвину трудно было получить признание своей теории — это факт, но большинство людей не знают, что самыми ярыми противниками Дарвина были не священники, а эксперты по ископаемым.

Джерри А. Койн является профессором кафедры экологии и эволюции в Чикагском университете и ведущим эволюционистом.

По словам Койна, «если бы эволюция означала только постепенное генетическое изменение внутри вида, у нас был бы только один вид сегодня — один высокоразвитый потомок первого вида. Но мы имеем множество… Как это разнообразие возникает из одной родовой (первой) формы?». Это возникает из-за «расщепления, или, точнее, видообразования», что «просто означает эволюцию различных групп, которые не могут скрещиваться».

Если бы теория Дарвина была верна, «мы бы нашли несколько случаев видообразования в отчетах об ископаемых (окаменелостях), где одна линия происхождения делилась бы на две или более. И нашли бы новые виды, образующиеся в дикой природе». Более того, «мы бы нашли примеры видов, которые связывают основные группы, которые, как предполагается, имеют общую родословную, например, птиц с рептилиями и рыб с амфибиями».

Койн сначала обращается к отчётам об ископаемых (окаменелостях). «Мы должны были бы, — пишет он, — найти некоторые доказательства эволюционных изменений в отчетах об ископаемых. В самых глубоких (и самых старых) слоях породы содержались бы ископаемые более примитивных видов, а некоторые окаменелости усовершенствовались бы по мере того, как слои каменных пород становятся моложе, тогда как в самых последних слоях нашлись бы организмы, напоминающие современные виды. Мы должны были увидеть, как некоторые виды меняются со временем, образуя линии, показывающие «происхождение, сопровождаемое модификацией» (адаптацию)». В частности, «более поздние виды должны иметь черты, которые делают их похожими на потомков более ранних» (Койн, “Почему эволюция верна”, стр. 17-18, 25).

Эволюционисты прошлых и настоящих времен признают эту проблему. Они согласны с тем, что отчеты об ископаемых должны быть величайшим доказательством теории Дарвина, однако это не так.

Как пишет Койн, «мы должны были найти некоторые свидетельства эволюционных изменений в отчетах об ископаемых (окаменелостях)…», но у нас не получается! Это, конечно, катастрофическая проблема для теории.

В «Происхождении видов» Чарльз Дарвин признал, что отчёты об ископаемых (окаменелостях) представляют трудности для его теории.

Дарвин знал, что основные группы животных, которые современные биологи называют «типом» (филой), полностью сформировались в том, что было в то время самыми ранними известными окаменелостями, отложенными в течение геологического периода, известного как кембрийский.

«Кембрийский взрыв»

Самые древние из всех отчетов об ископаемых (окаменелостях), которые существовали во времена Дарвина, были кембрийские отчёты.

Это открытие, найденное в кембрии, Южный Уэльс, возможно, является самым большим и самым популярным прорывным открытием ископаемых (окаменелостей).

Этот феномен настолько драматичен, что его называют «кембрийским взрывом» (его так называют, потому что большинство основных типов (фил) или групп животных обнаружились здесь — абсолютная неожиданность), поэтому биологи называют его «большой взрыв» биологии (имеется в виду не фактический взрыв).

Но в списке ископаемых отсутствуют те несколько видов, которые планомерно разделялись в течение миллионов лет на роды, затем семейства, затем порядки, затем классы, а затем типы (филы).

В кембрии обнаружено более 50 видов тел — от простых к сложным – которые внезапно появляются в отчетах об ископаемых (окаменелостях) без каких-либо следов постепенной модификации.

Таким образом, большинство основных типов животных и классов внутри них появляются вместе… уже полностью сформированными! Дарвин не мог объяснить это, кроме как с предположением.

Он считал это «серьезной» трудностью для его теории, т.к. «если теория верна, то должно быть бесспорным то, что до отложения самого низкого слоя кембрия прошли длительные годы… и что в течение этих огромных периодов мир был переполнен живыми существами». И «что касается вопроса о том, почему мы не находим богатых окаменелостей, принадлежащим к этим предполагаемым ранним периодам до кембрийской системы, то я не могу дать на него удовлетворительного ответа». Поэтому «(данный) случай в настоящее время должен оставаться необъяснимым; и может быть действительно призван в качестве весомого аргумента против взглядов, которых здесь придерживаются» (Чарльз Дарвин, «Происхождение видов», шестое издание (Лондон: Джон Мюррей, 1872), глава X, стр. 266, 285-288).

Чарльз Дарвин прямо заявил: «Если бы можно было продемонстрировать, что существует какой-то сложный орган, который не мог бы быть произведен многочисленными, последовательными небольшими модификациями, моя теория полностью разрушилась бы».

Дарвиновская эволюция требует геологических периодов времени, что делает отчеты об ископаемых важным и необходимым союзником на стороне научного материализма. К сожалению для Дарвина и его сторонников, в отчетах об ископаемых есть некоторые серьезные проблемы. Во-первых, в них нет практически никаких признаков переходных форм — тех промежуточных форм жизни, которые соединяют известные виды между собой.

Вследствие этого, можно предположить, что геологи будут постоянно обнаруживать ископаемые доказательства переходных форм. Однако, это явно не так. На самом деле, геологи обнаружили виды и группы видов, которые появились внезапно, а не в конце цепи эволюционных связей. Дарвин признал, что положение об ископаемых доказательствах было «самым очевидным и самым серьезным возражением, которое может быть предложено против моей теории».

По словам Стивена Стэнли, в бассейне Бигхорн в Вайоминге постоянно в течение примерно пяти миллионов лет откладывались залежи ископаемых млекопитающих во время раннего периода эры млекопитающих. Поскольку этих записей исчерпывающе много, палеонтологи предположили, что некоторые популяции бассейна могут быть связаны друг с другом, в связи с чем можно проиллюстрировать непрерывную эволюцию между ними. Однако, выяснилось противоположное — время существования видов, которые когда-то считались превратившимися в других, совпадает со временем жизни их предполагаемых потомков, а «отчеты об ископаемых (окаменелостях) убедительно не документируют ни единого перехода от одного вида к другому». Кроме того, виды остаются в корне неизменными в течение более чем одного миллиона лет, прежде чем исчезнуть из записей.

Математика теории

Есть некоторые вопросы, связанные с теорией, которые не имеют смысла. Мы не должны забывать, что теория вращается вокруг постепенного изменения с течением времени. Чтобы продемонстрировать проблему, палеонтолог Стивен Стэнли использует пример летучей мыши и кита, которые, как предполагается, эволюционировали от обычного предка млекопитающих в течение чуть более десяти миллионов лет. Чтобы показать нерешаемую проблему, которую период застоя окаменелости создает для дарвиновского градуализма, предположим, что мы хотим, гипотетически, сформировать летучую мышь или кита путем постепенной трансформации существующих видов. Если продолжительность жизни средних хроновидов ископаемых составляет около миллиона лет или даже дольше, и мы имеем в своем распоряжении всего десять миллионов лет, тогда у нас есть только десять или пятнадцать хроновидов, чтобы выстроить по порядку непрерывную цепь, соединяющую нашего примитивного маленького млекопитающего с летучей мышью или китом. Это просто абсурд. Хроновиды, по определению, постепенно переходят друг к другу, и каждый из них имеет очень мало изменений. Цепь десяти или пятнадцати из них может перенести нас из одной маленькой формы грызунов к другой немного отличающейся форме, которая, возможно, представляла бы новый род, но уж точно не летучую мышь или кита!

Другая проблема — доказать появление новых видов через модификацию (постепенное изменение). Если бы мы предположили, что у нас есть две окаменелости животных, напоминающие друг друга, которые, согласно нашему датированию, казались бы нам предшествующими друг другу, то как именно мы устанавливаем, что одно «эволюционировало» из другого, кроме как с помощью догадок?

Поздний эволюционист Стивен Джей Гулд признал это «профессиональным секретом палеонтологии». Далее он сказал: «Эволюционные деревья, которые украшают наши учебники, имеют реальные данные только на концах и в узлах своих ветвей; всё остальное — лишь предположения, пусть и разумные, но не подтверждённые ископаемыми останками». Имеется ввиду известное «дерево эволюции», которое можно найти в наших учебниках по биологии. Единственное, что у нас есть из конкретных доказательств — это то, что изображено на кончиках ветвей дерева, а все, что изображено ниже в дереве, добавлено на основе «веры» и гипотез, а не доказательств.

Другие дарвинисты предположили, что отсутствие окаменелостей является проблемой самих отчетов об окаменелостях, а не теории эволюции. То есть они считают, что, хотя у них нет доказательств верности теории в отчетах ископаемых окаменелостей, это лишь потому, что отчеты об ископаемых неполные, и что в конечном итоге мы обнаружим окаменелости, которые это докажут. Снова мы видим факт того, что сначала была придумана теория, а затем были найдены доказательства! Хоть доказательств и не существует, эволюционисты все же настаивают, что теория «установлена» даже в отсутствии ясных доказательств. И именно таких верующих «слепой верой» можно видеть в дискуссиях по теории.

История большинства ископаемых видов включает в себя две особенности, особенно несовместимые с “постепенной изменяемостью”:

  1. Застой. Большинство видов не проявляют никаких изменений в течение своего проживания на Земле. Они появляются в отчетах об ископаемых окаменелостях, выглядя почти так же, как когда они исчезают; морфологическое изменение обычно ограничено и бесцельно.
  2. Внезапное появление. В любой местности вид не возникает постепенно, устойчиво трансформируясь из предков. Напротив, он появляется сразу и уже «полностью сформированным».

Иными словами, если эволюция означает постепенное изменение одного вида организма в другой (процесс, который, по мнению более поздних дарвинистов (или неодарвинистов), произошел с помощью генетических мутаций), то тогда  вытекающим из отчетов об ископаемых выводом является отсутствие доказательств эволюции. Дарвинисты объясняют внезапное появление новых видов тем, что, возможно, переходные промежуточные элементы почему-то не окаменели и что, возможно, из-за мягких скелетов они полностью исчезают и не каменеют! Но застой (стасис) — последовательное отсутствие фундаментальных направленных изменений — позитивно задокументирован. Это также является основой в данном вопросе, а не исключением.

Далее, есть проблема интерпретации. Как признает куратор Американского музея естественной истории, Ян Таттерсолл: «Схемы, которые мы себе представляем, вероятнее всего вытекают из нашего подсознания, нежели из самих доказательств». Ричард Лики также признался в этом, когда раскрыл тенденцию своего отца (палеонтолога Луи Лики) организовывать и изменять критерии окаменелостей таким образом, чтобы они вписались в теорию о происхождении человека. То есть ископаемые, которые существуют, «перегруппированы», чтобы соответствовать теории эволюционистов, и не оставлены в том виде, в каком они были обнаружены.

Но самым разрушительным для целостности отчетов об ископаемых является является мошенничество, которое в нем развелось. Как сообщалось в февральском выпуске 2003 г. журнала Discover, «так называемые недостающие звенья, как питекантроп (яванский человек), гесперопитек (человек из Небраски), пилтдаунский человек и синантроп (пекинский человек), в конечном счете, были уличены в фабрикации… Сегодня есть множество поддельных ископаемых, и они бросают тень на всю сферу деятельности… В северо-восточном Китае есть фабрика, которая изготавливает поддельные ископаемые… Торговля китайскими ископаемыми стала крупным бизнесом».

В течение 150 лет отчеты об ископаемых «отказывались» подтверждать градуализм и, вместе с тем, теорию эволюции Дарвина.

Стивен Джей Гулд сказал:

«Отсутствие ископаемых свидетельств в пользу промежуточных стадий между основными изменениями…— вот самая животрепещущая проблема представления о поступательной эволюции» (“Эволюция сейчас”, с. 140).

Дарвинисты утверждают, что нашли недостающую связь между наземными млекопитающими и китами, но они признают, что ни один из них не мог быть предком другого, и что в принципе невозможно доказать генеалогическую связь любых двух ископаемых.

В 1998 и 1999 годах Национальная академия наук США опубликовала два буклета, защищающих теорию эволюции Дарвина. В соответствии с буклетом 1998 года, ископаемые являются первым и сильнейшим аргументом из серии «убедительных»доказательств, «демонстрирующих вне всяких разумных сомнений», что все живые существа являются модифицированными потомками общего предка».

В брошюре 1999 года утверждается, что теория была «тщательно проверена и подтверждена» несколькими категориями доказательств. Прежде всего, это отчеты об ископаемых, которые предоставляют целостное доказательство систематических изменений с течением времени и происхождения, сопровождаемого модификацией. Большинство книг по биологии содержат одну и ту же линию обмана.

Дарвинизм — это теория о постепенном изменении (градуализме) от общего происхождения: медленный процесс, при котором сложные формы жизни возникают из более простых, которые накапливают модификации через механизмы изменчивости и естественного отбора. Это должно найти отражение в записях о находках ископаемых.

Однако, ископаемые, несомненно, доказывают, что земля когда-то была населена существами, которых больше нет с нами. В отчетах об ископаемых  также содержится доказательство того, что история жизни прошла через несколько этапов, лишь последняя из которых включает нас.

Дарвиновское “Дерево жизни»

Представьте себе, что у вас есть хроноскоп, который позволит вам заглянуть в прошлое, в момент зарождения первого животного. Возможно, это примитивная губка (тип водных (преимущественно морских) многоклеточных животных). Губка создает больше похожих на себя губок, и если теория Дарвина верна, то после тысячи поколений эта популяция губок разделится на два разных типа губок, которые называются отдельными видами. После миллионов других поколений и появления нескольких новых видов, некоторые виды становятся настолько отличными друг от друга, что мы делим их на два рода. После бесчисленных других поколений, различия в этих родах настолько велики, что мы делим их на два семейства. По мере того, как различия продолжают накапливаться, мы в конечном итоге группируем разделение этих семейств на два «порядка», а различные порядки на два или более «класса», несмотря на все поколения и различия, у нас, однако,  могут быть только губки. После этого появляется еще один крупный тип животных, — возможно, медуза. Это животное было бы настолько радикально отличным от других, что мы бы не смогли классифицировать его как еще одну губку. Скорее, это совершенно новая категория — тип.

Эта картина постепенного расхождения от общего предка с большими различиями, возникающими только после длительного накопления незначительных различий, — и является тем, как Дарвин представлял себе эволюцию.

рис.1, “Генеалогическое древо человека” (“Pedigree of man”)

Эти переходные связи, присутствующие здесь, создавали бы ветвящуюся картину, которую Дарвин назвал великим древом жизни и продемонстрировал с помощью эскиза в “Происхождении видов”. Если дно древовидной диаграммы было бы примитивной губкой, из которой все остальные животные произошли, то тогда бы большинство ветвей над ней были бы губками, тогда как большие различия, т.е. типы, появились бы только вверху после долгой истории ответвления из-за накопления незначительных различий.

Биологи признают несколько десятков типов животных, основываясь на значительных различиях в строениях организма. Существует более дюжины типов червей. Существуют еще более яркие различия между червями и моллюсками (моллюски и осьминоги), иглокожими (морские звезды и морские ежи), членистоногими (омары и насекомые) и позвоночными (рыбы, амфибии, рептилии, птицы и млекопитающие).

Если бы теория Дарвина была верна, то эти основные различия должны были бы появиться на вершине его великого древа жизни… но отчеты об ископаемых показывают прямо противоположное — они появляются на более ранних стадиях кембрийского открытия!

Каждое из ступеней биологического мира (царств, типов, классов, порядков) соответствует основному структурному плану с очень небольшим количеством промежуточных типов. Но где же связи между этими прерывистыми группами? Отсутствие переходных промежуточных звеньев беспокоило даже лояльного сторонника Дарвина — Томаса Гексли, который неоднократно предупреждал Дарвина лично, что для того, чтобы теория соответствовала доказательствам, необходимо будет дозволить некоторые большие прыжки (поскольку нет никаких доказательств постепенных изменений).

Дарвин сам задавался вопросом, если виды произошли от других видов по незаметно тонкому переходу, то почему мы не лицезреем бесчисленное множество переходных форм.

Почему не во всей природе происходит подобное, в то время как виды существ, как нам кажется, четко определены?

Он ответил теорией исчезновения, которая была логическим аналогом «выживания наиболее приспособленных».

В 1978 году Гарет Нельсон из Американского музея естественной истории писал: «Идея о том, что можно найти в отчетах об ископаемых оригинально восстановленную последовательность от предка к потомку, будь то виды, роды, семейства или что-то еще, продолжает оставаться пагубной иллюзией».

(«Презентация в Американском музее естественной истории» (1969), «Дэвид М. Уильямс и Мальте К. Эбах, «Реформа палеонтологии и рост биогеографии — через 25 лет после “онтогенеза”, филогении, палеонтологии и биогенетического закона (Нельсон, 1978)», журнал биогеографии 31 (2004): 685-712).

Поэтому вопрос остается тем же, утверждение «доказательств» по-прежнему является неустановленным мифом. Эволюция все так же остается «верой». Этот вопрос усложняется «скрытыми» открытиями ископаемых, которые намеренно утаили, и мы рассмотрим это в следующей части ин шаа Аллах.

Благословение нашему пророку Мухаммаду!


Автор: Билал Дэвис, Бирмингем, Англия

Подготовил: Джамал Казвини

Проверил: Алтай Берiш

КорректураSunna-Portal.com

12/6/1439 г.х. = 28/2/2018 г.г.

    ВОПРОС

    Вопрос Ас саламу алейкум уа рахматуЛлахи уа баракатуху! У меня родственники мусульмане, но в то же время они празднуют новый год, мясо на праздник они покупают халяльное, на следующий день после праздника они зовут меня в гости, у них там блюда из этого халяльного мяса, но купленно на праздник. Дозволено ли кушать эти блюда? ДжазакумуЛлах хайран!

    Ва алейкуму ссалам ва рахматуЛлахи ва баракатуху. Можно кушать халяльную еду, приготовленную для нового года, нет в этом проблем. Нельзя праздновать этот день и сидеть в обществе, в котором его празднуют.

    Гамет Сулейманов